Sinn

Официальный сайт: sinn.de

У Sinn получается производить особенные часы — недаром полное название бренда звучит как «Sinn Spezialuhren zu Frankfurt am Main» («Специальные часы Sinn из Франкфурта-на-Майне»). Лотар Шмидт, который купил компанию в 1994 году у ее основателя Хельмута Зинна, является дипломированным инженером в области машиностроения. Поэтому он придает огромное значение технической безупречности продукции и постоянно инвестирует в научные исследования и разработки. Делается это, прежде всего, с целью совершенствования повседневной практичности изделий. Здесь активно используют собственные разработки: например, эксклюзивную технологию осушения.


Перед герметизацией часы полностью заполняют газом аргоном, который не оставляет места влажному воздуху, негативно влияющему на смазку и вызывающему коррозию. Микроклимат внути часов контролируется небольшой заполненной сульфатом меди капсулой со смотровым стеклом, которая ввинчена в корпус сбоку. Сульфат меди в случае необходимости абсорбирует проникаемую влагу. А когда содержимое капсулы окрашивается темно-синим цветом, это означает, что модель насыщена солью и должна пройти сервисное обслуживание. Огромный вклад в повышение эксплутационных характеристик часов внесла внедренная в 2003 году фирменная технология Tegiment. Под ней понимается специальный метод отверждения поверхностей корпусов и массивных браслетов из стали и титана. Это защитное покрытие (по-латински tegimentum) повышает твердость поверхности примерно до юоо виккерсов. «Это, во‑первых, дополнительно улучшает устойчивость к царапинам и, во‑вторых, повышает стойкость против коррозии, — говорит Лотар Шмидт. -Для людей, страдающих аллергией, обработанный по технологии Tegiment корпус является просто благословением, потому что так называемая проницаемость никеля, то есть попадание никеля на кожу владельца часов, стремится в данном случае к нулю». С одной стороны, в его голосе слышится гордость, с другой, он не забывает о своих коллегах: «При разработке мы очень тесно сотрудничали, в частности, с компанией Dekra, проводящей независимую экспертизу и тестирование материалов в Саарбрюккене». Амбициозный проект был, между прочим, реализован производителем корпусов Sachsische Uhrentechnologie Glashutte (SUG), который Лотар Шмидт основал в 1999 году вместе с жителем Пфорцхайма Вальтером Фрикером и саксонцем доктором Рональдом Болдтом и в котором ком-пания Sinn владеет 75 процентами акций.


«Защитная пленка» работает просто отлично. Автор знает, о чем говорит, он с 20 П года носит модель EZM ю с обработанным таким методом титановым корпусом, выглядящим сегодня, спустя пять лет, как новый. Также совсем не случаен тот факт, что именно Лотар Шмидт выступил инициатором идеи использовать для производства дайверских часов сталь, из которой изготавливаются каркасы подводных лодок. В сфере материаловедения Шмидт заработал себе репутацию задолго до покупки фирмы Sinn, еще на прежнем месте работы: он долгие годы руководил производственным отделом швейцарского бренда IWC Schaffhausen. Уважение коллег Шмидт заслужил в том числе и за ноу-хау, предложенные для процессов механической обработки таких сложных материалов, как титан, платина и керамика. Об этом периоде Шмидту напоминает хранящаяся в его сейфе черная модель IWC Da Vinci, корпус которой выполнен из керамики, полученной из оксида циркония. Этот материал — один из самых твердых, когда-либо использовавшихся в часовом производстве. И поскольку Шмидту удалось сконструировать первые наручные часы с керамическим корпусом в сотрудничестве со смежным предприятием, его часы Da Vinci с полным на то основанием могут считаться вехой часового искусства.

Проект по изготовлению керамического корпуса прекрасно иллюстрирует образ мышления уро-женца Саара. Лотар Шмидт не хочет изобретать колесо. Вместо этого он выясняет, кто уже ставил перед собой подобную задачу, ищет компетентных соратников и пытается адаптировать то или иное решение к часовому делу. Так была разработана технология Diapal. Здесь компания Sinn впервые решила вмешаться в конструкцию механизма, задумавшись о рационализации работы традиционнейшего из узлов — анкерного спуска. «В своем классическом виде он нуждается в постоянном смазывании для уменьшения трения поверхностей рычага анкерного колеса и анкерных палет. Поскольку масло подвержено процессу устаревания, часы должны проходить регулярное обслуживание. Старое масло в зоне маятника способствует появлению неравномерности хода, а то и вовсе остановке часов», — поясняет Лотар Шмидт. Единственным человеком, который до того нашел другую альтернативу, был британский гений-инженер Джордж Дэниэлс, разработавший коаксиальный спуск, используемый по сей день в моделях Omega. Основной принцип этой конструкции заключался в том, чтобы избежать длительного контакта между палетами и зубьями анкерного колеса.


Бренд Sinn пошел по другому пути: специалисты во Франкфурте искали сочетание материалов, которые, выражаясь непрофессиональным языком, как можно меньше бы натирали друг друга. «Мы начали первые эксперименты в 1995 году, когда стали заменять привычные анкерные палеты из синтетического рубина алмазными штифтами» — так Шмидт живо описывает начало проекта. Отсюда и возникло название «Diapal» (по-немецки: алмазные палеты = Diamant-Paletten). Правда, тогда они так и не достигли желаемого успеха. Тогда Шмидт принялся искать аналогичные техники в других областях и нашел — в космонавтике: «В космосе нельзя смазать детали маслом, поэтому ученые стали исследовать сочетания материалов для движущихся частей, которые по возможности давали бы минимальный коэффициент трения». Шмидт и его инженеры воспользовались данными выводами и подобрали комбинацию материалов для анкерного колеса и палет, которые в самом деле перемещались, не требуя смазки. Но это далеко не единственное вмешательство в архитектуру калибров. Например, часто исполь-зуемый механизм хронографа ЕТА 7750 (Valjoux) претерпевает в мастерских Sinn различные видоизменения. Модификации при этом разрабатываются силами Дома, но изготавливаются смежниками. Такие механизмы получают собственный номер, который всегда начинается с букв SZ. Выдающимся произведением является, например, Калибр SZ01 с прыгающим центральным минутным счетчиком с остановом, который заместил снятый с производства Калибр Nouvelle Lemania 5100.

Технологии осушения, Tegiment или Diapal, идут на пользу любому обладателю часов. Однако Sinn очень дорожит разработкой и производством часов для специалистов — «хронометров для боевого использования» EZM («Einsatzzeitmesser»), как любит их называть Шмидт. Они разработаны в соавторстве с конечными узкопрофильными потребителями: например, модель EZM 7 появилась на свет в результате сотрудничества мануфактуры с пожарными.


Совместная работа с профессионалами из других отраслей позволяет создавать совершенно специфические часы, которых не найти в арсенале других производителей. Взять те же дайверы UX, входящие в перечень экипировки морского подразделения GSG-9. Представители линейки UX оснащены разработанной Sinn технологией Hydro, представленной еще в 1996‑м, при которой корпус часов полностью заполняется силиконовым маслом высокой степени очистки. В связи с тем, что средняя часть задней крышки выполнена в виде мембраны, часы могут при-способиться под любое давление окружающей среды и таким образом выдерживают предель-ную для человеческого организма глубину погружения. Что еще более важно: благодаря за-правке маслом показания времени с циферблатов моделей UX превосходно считываются под любым углом зрения даже под водой, в то время как заполненные воздухом часы вследствие преломления света между воздухом и водой (между циферблатом и поверхностью стекла) под водой сильно искажают циферблат и затрудняют считывание его показаний. Между прочим, эти часы являются — помимо изысканной женской модели — единственными кварцевыми в ассортименте Sinn, так как механические «движки» попросту неспособны работать в масляной среде.

Как инженер, Лотар Шмидт считает необходимым подкреплять факт качества своей продукции при помощи различных экспертных сообществ. Так, дайверские часы Sinn тестируются в стенах классификационной компании DNV GL (ранее — Germanischer Lloyd) в соответствии с европейскими стандартами водолазного снаряжения EN250 и EN14143. При этом проверяются заявленная водонепроницаемость, предел прочности при сжатии, эксплуатационная надежность и точность хода при температуре от минус 30 до плюс 70 градусов по Цельсию. Это определенно более жесткие условия, чем предусматривает стандарт DIN 8306 для дайверских часов. Зато часы для пилотов до настоящего времени не были предметом сертификации. При этом именно такие часы давно стали визитной карточкой Sinn, ведь основатель мануфактуры Хельмут Зинн сам долгое время служил в авиации и изначально направил компанию на путь успеха именно как поставщика навигационных приборов для самолетов и наручных моделей для авиаторов.

Шмидта всегда беспокоило то, что для такого класса моделей не существовало четких технических стандартов.


Поэтому он связался с профессором, доктором технических наук Франком Янсером, руководителем кафедры авиационной и космической техники в Аахенской высшей прикладной школе, который также является страстным летчиком. Вместе они основали проектную группу, состоящую из специалистов университета и часовой компании. Институт стал идеальным партнером для такого предприятия — в конце концов, инженеры авиакосмической и воздухоплавательной техники хорошо разбираются не только в летательных аппаратах, но и в бортовых приборах, так называемой авионике. Проектная группа опросила действующих пилотов, классифицировала технические нормы аэронавтики и часового дела и разработала на их основании список критериев, который теперь определяет, что представляют собой пилотные часы, подходящие для состоящего на действительной службе летчика. Три ключевых пункта — функциональность (например, считываемость показаний днем и ночью, точность хода, запас хода), прочность (например, предел прочности при сжатии, диапазон рабочих температур, нагрузка при действии ускорения, герметичность, ударопрочность), а также безопасность и совместимость (отсутствие помех на авионику, надежное крепление ремешка). Все это было объединено в техническом эталоне для пилотных часов (TeStaF — Technische Standard fur Fliegeruhren), который был представлен в 2013 году и стал основой для стандарта времяизмерительной техники DIN 8330. Норматив вступил в действие с 2016 года, и первые сертифицированные по стандарту DIN 8330 пилотские часы уже появились на рынке. В начале 2017 года ожидается переезд в новую корпоративную штаб-квартиру Sinn. А поскольку затишье означает для деятельной натуры Лотара Шмидта шаг назад, в ближайшем будущем он планирует осуществить не один новый интересный проект.