Статьи

Подводные войны

Часы для дайвинга символизируют одну из вершин в технологическом развитии всей современной часовой промышленности. Часы побывали с человеком в космосе (в том числе и открытом), преодолевали звуковой барьер в кабинах истребителей, и спускались в самые глубокие места океанов. Последний факт особенно любопытен, ведь его становление началось с желания обезопасить часы на запястье от дождя и других внешних воздействий, когда большинство мужчин ещё носило часы в карманах, и наручные часы слыли «игрушкой для женщин». С тех пор утекло немало воды – и часы не только прочно заняли своё место на мужском запястье, но и смогли выдержать суровые испытания глубоководных военных операций и научных экспедиций.



Осознав это, начинаешь понимать высокие чувства, переполняющие дайверов во время застёгивания на руке тех или иных легендарных часов, разработанных для нахождения под водой. Такие часы позволяют почувствовать богатую родословную компании в целом, и модели в частности, даже помогают на мгновение ощутить настоящую неуязвимость, исходящую от корпуса и браслета.

Часы войны и высокая цена новых технологий

Нашумевшие Omega Marine были первыми профессиональными часами для дайвинга. Но они оставались часами для избранных – подводные погружения всё ещё отпугивали многих людей, не смотря на попытки популяризовать дайвинг, придать ему «гражданский» оттенок. Конечно, на то есть целый ряд причин: снаряжение для подводного плавания было недешёвым, тяжёлым, иногда давало осечки, и доступ к нему по-прежнему был открыт только военным и учёным.


Но всё изменилось в 1943 году, когда Жак-Ив Кусто (Jacques-Yves Cousteau) и Эмиль Ганьян(Emile Gagnan) изобрели акваланг. Мир в те годы был на войне – в самом буквальном смысле этого слова, но это не остановило развитие водозащиты часов, и дайвинга. Боевые действия Второй мировой войны доказали необходимость в создании нового оборудования для подводных погружений: так появились подводные компасы, продвинутые глубиномеры, и новое поколение часов для дайвинга.

Одним из самых ярких деятелей от мира подводных часов той эпохи была известная итальянская фирма Panerai. Эта компания поставляла часы для одного из подразделений боевых пловцов Италии. Речь не только о часах, Panerai делали по заказу итальянского министерства обороны и глубиномеры, и другое снаряжение. В процессе создания часов для итальянских боевых пловцов инженеры Panerai сотрудничали с представителями часового дома Rolex, занимавшихся изготовлением механизмов, и даже корпусов по заказу итальянцев.Так человечество получило первые в истории подводные часы повышенной прочности, и рождены они были исключительно войной.


Ещё одой важной чертой конструкции водоустойчивых часов Panerai второй половины 20-го века стал особый «мост» в заводной головке, с тех пор ставший визитной карточкой компании. Устройство этого моста выглядит следующим образом: между прокладками в шахте заводной головки установлена распорка, оказывающая на них постоянное давление, сдерживая их от возможного смещения. С этого началось медленное, но верное улучшение в показателях водозащиты часов от 60 и 80 метров, вплоть до двухсот, и далее. Впервые эта техническое решение было использовано компанией Panerai в 1943 году, но запатентовано оно было гораздо позже, в 1956.

Были в истории фирмы Panerai и тёмные страницы, омрачённые использованием люминесцентных смесей на основе радия, задействованных в подсветках циферблатов часов Panerai.

Радиоактивное вещество радий было открыто в 1898 году французскими учеными Пьером и Марией Кюри. Не прошло и 20 лет, как в 1915 году Гвидо Панерай (Guido Panerai) запатентовал гремучую смесь, освещающую стрелки и метки моделей Panerai. В составе смеси, помимо прочего, был бромид радия и сернистый цинк – свечение было сильным и постоянным, но какой ценой оно было достигнуто! Понимание опасности радиоактивных материалов тогда только крепло в среде учёных, а о часовщиках и говорить не приходится.


В стенах мастерских Panerai стрелки и метки часов покрывались радием вручную, эту работу выполняли преимущественно женщины. Они были в постоянном контакте с радиоактивным материалом и день за днём неосознанно заражали свой организм. Многие из них спустя годы начинали болеть, некоторые умерли. Позже они станут печально известны, как «девочки радия». Радий, в конце концов, попал в список запрещенных веществ, с которыми нельзя работать без средств радиационной защиты. Но произошло это лишь в 1950-х годах. Для многих трудившихся на производстве Panerai было уже слишком поздно. Так новые технологии часовой промышленности обрели неоправданно высокую цену. Слишком высокую.

Французский след и пятьдесят морских саженей

Неоспоримые достоинства конструкции заводной головки и прекрасно читаемый в темноте циферблат часов Panerai были хорошей основой для дальнейшего прогресса. На следующую ступень эволюции водозащиты часы вновь вывели военные, и совсем не из простого ведомства. На этот раз новый уровень развития часов для подводного использования был достигнут благодаря французской контрразведке SDECE (Service de Documentation Exterieure et de Contre-Espionage), сумевшей провести несколько сложных операций в алжирской войне 1954-1962 годов. Оперативный состав SDECE перепробовал все доступные тогда на мировой арене часы для нахождения под водой, бойцы всем остались недовольны. Подводный саботаж и прочие прелести тайных операций «с французским привкусом» требовали часов, которые ещё не появились на свет в 1950-х годах. Значит, их надо было сделать!


Французский военный разведчик Роберт Малюбье (Robert Maloubier), один из основателей SDECE, опросил своих сослуживцев, после чего нарисовал эскиз часов, наиболее подходящих для выполнения поставленных перед SDECE задач. Малюбье обращался в несколько компаний, но везде получал отказ – многие просто не хотели брать на себя такую ответственность. За изготовление первых в мире часов для контрразведчиков взялась швейцарская мастерская Blancpain, в то время бывшая небольшим предприятием. В 1953 году родились часы Blancpain Fifty Fathoms, ныне обладающие статусом иконы, особенно в кругах истинных ценителей часов военной тематики. Fifty Fathoms – буквально пятьдесят морских саженей, что равняется 91 метру.


Часы Blancpain Fifty Fathoms на целых 40 лет опередили (и предопределили) современный стандарт ISO 6425, в тонкостях которого мы уже разбирались. Именно Fifty Fathoms от Blancpain обладали широчайшим спектром технических решений, навсегда полюбившихся как профессионалам, так и любителям дайвинга.

Агенты SDECE обозначили следующие требования к часам: они должны были точно показывать максимальную продолжительность погружения, их циферблат обязан читаться в любых условиях, а прочность корпуса и браслета не должна вызывать и малейших сомнений. Blancpain Fifty Fathoms соответствовали всем запросам, а некоторые функции в модели FF появились благодаря личному вмешательству Жана-Жака Фихтера (Jean-Jacques Fiechter), занимающего в то время пост главы компании Blancpain, к тому же опытному ныряльщику.

Сегодня вращающимся безелем уже мало кого удивишь, но модель Blancpain Fifty Fathoms вошла в историю, как  первые часы с вращающимся безелем. Безель позволяет засекать время погружения, стоит лишь соотнести символ на его поверхности с минутной стрелкой. Ход стрелки указывает на количество прошедших минут – так рассчитывается время нахождения под водой с учётом декомпрессионных остановок.


С головной болью часовщиков прошлого – попаданием воды внутрь часов, мастера Blancpain расправились быстро и решительно. О-образная прокладка в шахте заводной головки и устанавливающийся поверх неё завинчивающийся колпачок не только обеспечили стопроцентную защиту по воды на глубине, но и обошли (в прямом и переносном смысле) все патенты Rolex. Часы Blancpain Fifty Fathoms позволяли агентам SDECE погружаться на заявленную в названии глубину – 90 метров, что тогда было пределом для боевых операций с использованием самых лучших на тот момент дыхательных смесей.

Использованный в Blancpain Fifty Fathoms механизм по умолчанию снабжался автоподзаводом. При этом канули в лету изношенные водоустойчивые прокладки в шахте заводной головки – с каждым заводом других часов сдерживающие воду уплотнители со временем рвались и мялись, но только не на Blancpain Fifty Fathoms. Задняя крышка этих часов отличалась немалой толщиной, под ней был скрыт противомагнитный каркас, защищающий Fifty Fathoms от магнитного излучения, исходящего от военного снаряжения.

С 1953 года и по настоящее время было выпущено множество версий часов Blancpain Fifty Fathoms. Одна из самых заметных отсылает нас к известной трагедии, произошедшей в стенах мануфактуры Panerai, где не была соблюдена техника безопасности при обращении с радиоактивными веществами, в частности с радием. Знак «NO RADIATIONS» на циферблате Blancpain Fifty Fathoms не является попыткой «задеть за живое» соперников из Panerai – это лишь напоминание того, что в случае с часами Fifty Fathoms элементы подсветки циферблата не содержат радиоактивных веществ и, что самое главное, при изготовлении часов не пострадали люди.

А что же Rolex? В 1954 году этот маститый производитель впервые допускает оплошность, с опозданием на год выпускает часы, способные выдержать более – менее серьёзные подводные погружения. Вспомним о том, что Blancpain Fifty Fathoms появились в 1953, а повсеместно узнаваемые Rolex Submariner – только год спустя, в 1954. Но компания Rolex не была бы собой, если не испытывала бы жажду реванша. Что и случилось.

Rolex берёт реванш, или путешествие в бездну

50-е закончились, за ними следовало одно из самых насыщенных самыми разнообразными событиями десятилетий. В 1960-е годы представители человечества одновременно оказываются в космосе, и в самой глубокой точке планеты Земля. Часовой дом Rolex не мог остаться в стороне – более того, в штаб – квартире Rolex заранее знали о готовящемся путешествии в Бездну Челленджера, глубочайшее из известных человеку мест на Земле. Инженеры Rolex готовились соответственно. Этот яркий рекламный ход станет последним большим делом основателя Rolex Ганса Вильсдорфа. Погружение в Бездну Челленджера состоялось 23 января 1960, а 6-го июля того же года Вильсдорф уйдёт из жизни.